Добро пожаловать на ролевую
«Аватар: Новая Эра»

Проект, посвященный событиям в мире "Аватар: Последний Маг Воздуха", спустя почти два века.
Магия и духи сталкиваются с научным и техническим прогрессом. Современное общество, в котором повсеместно живут маги, способные повелевать стихиями, города-миллионники с небоскребами и общедоступной связью, сосуществующие в мире одновременно с духами и драконами.


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Avatar: The New Era

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Avatar: The New Era » Потерянное и забытое » The Fire


The Fire

Сообщений 121 страница 147 из 147

121

Иссэй немного смутился от того, что забыл, чья сейчас очередь. Трудно научиться играть по правилам, когда время на это было безвозвратно и давно упущено.
Афиша нового романтического фильма, - на который Иссэй никогда бы не пошёл в здравом уме и твёрдой памяти, - напомнила и подсказала, что сейчас стоит сделать.
- Правда, правда, и ничего, кроме правды, - он посмотрел на Араши, сдержанно улыбнулся и вновь взял её за руку, как герои фильма с афиши. Почему бы и нет, раз сейчас не было необходимости нести зажжённое пламя? Сейчас её руки были тёплыми, даже самые кончики пальцев, и это было очень хорошо - значит, энергия ци находилась в балансе с окружающей средой, либо в состоянии, близкому к нему.

Отредактировано Иссэй Лиен (12-08-2017 00:32:24)

+1

122

После той паузы, когда Иссэй нёс в руках огонь, идти за руку было непривычно. Да и в целом такие прогулки с кем-то для Араши всё ещё в диковинку. В этот день многое было таким же непривычным. Но она всё равно с улыбкой сжала руку в своей.
- Хм, правда... - что же такое можно спросить? Для некоторых вопросов они оба слишком трезвы, ещё для некоторых недостаточно близки. Часть дистанции преодолели за сегодня, но это только начало пути. Если он не оборвётся пропастью.
- Какой чай ты пьёшь и сколько ложек сахара добавляешь, если с ним? - ну а чем не вопрос? Спрашивать что-то более серьёзное - Араши определённо к этому не была готова. Сейчас она словно разведывала обстановку, чтобы понять границы дозволенного и, возможно, определить темы, которых лучше не касаться. Рушить задатки синергии очень не хотелось, когда она только начинала появляться.

+1

123

Иссэй удивлённо поднял брови. Вопрос оказался простым и вместе с тем довольно неожиданным. Возможно, Араши хочет напоить его чаем? Стоит запомнить эту деталь и позже выяснить, был ли этот невинный вопрос частью её далеко не самого коварного плана.
– Крепкий чёрный, листовой, с травами и специями, – ответил Иссэй. – Сахар там ни к чему
Подумав пару секунд, он добавил:
– Если заварить в термосе, через несколько часов будет бодрить не хуже кофе – это очень выручает во время суточных дежурств или когда тебя поднимут в четыре утра звонком и, к примеру, скажут, что срочно нужен понятой.
Пристрастие к той убийственной субстанции, которую в определённых кругах называли чифирём, появилось у Иссэя не от хорошей жизни, но он считал своё умение заваривать такое чем-то вроде повода для гордости. И дома у него даже было несколько правильных чайников. Потому он дружелюбно предложил:
– Могу как-нибудь угостить, если захочешь.

+1

124

Ответ оказался... неоднозначным. Пару моментов явно стоило уточнить, но при другой обстановке. Да и на этот раз Араши исчерпала возможность задавать вопросы. Таковы правила игры - один вопрос, один ответ. Несколько вопросов - придётся ждать других случаев, когда участник выберет "правду". Но сейчас тратить такие моменты на уточнение деталей - глупо.
- С моим графиком работы - однозначно стоит попробовать такую смесь.
Ну, выдёргивали Араши с выходных или, когда она уже дома, редко. Только если умерло много людей одним махом в том районе, к которому прикреплён морг. Тогда приходится делить одно помещение с коллегой по подвалу. Приятного крайне мало. Вообще ничего, если быть точной до конца.
А вот то, что так дёргали инспектора ИКМ, почти ничего удивительного, пусть и не добавляло комфорта жизни. Конечно, у них другая, но похожая работа с полицейскими. По сути, всё то же самое, только по особо дерзким магам. Силовая структура, которая при необходимости должна стать первым заслоном, если вдруг маги поднимут революцию. Что полиция обыкновенное пушечное мясо, что сотрудники ИКМ.
- У тебя специфические вкусы. Наверное, на работе люди особо ядовитые, да ещё и живые, если приходится таким запивать. Ну и... немного опережу и отвечу. Действие. Интересно, какое действие может загадать человек действия.
Учитывая весь день, Араши была готова к тому, что это окажется что-то связанное с магией огня. Наверное, стоит удостовериться, что поблизости нет водоёмов.

+1

125

– На работе и я не подарок, – он усмехнулся. – Но друг с другом мы хотя бы можем без обиняков поговорить по делу – и то хлеб.
Разумеется, это было не совсем так – в отделе расследований работали разные люди и в их общении случалось всякое. Но те, кто служил на благо закона и порядка не первый год, уже успели притереться друг к другу и, по крайней мере, не воспринимали многое в штыки.
С выбором задачи для Араши было сложнее. Магия огня? Нет, не годится. Иссэй сегодня не раз имел возможность увидеть и убедиться, что ей нужно время, чтобы сосредоточиться. Кроме того, здесь на улице в любой момент попасться кто-то навстречу.
Действия, имеющие романтическую окраску, поставят ее в неловкое положение. Про какие-то унизительные и глупые задачки, – скорчить рожу или сделать что-то наподобие, и говорить не приходилось.
– Спой что-нибудь, – попросил Иссэй неожиданно для самого себя. Выражение лица при этом у него было примерно в такой степени драматичное, как будто бы он попросил ее прыгнуть со скалы.

Отредактировано Иссэй Лиен (13-08-2017 01:05:39)

+1

126

Что?
Нет, серьёзно. Что он сказал?
- Ты уверен, что для такого надо было обойтись всего двумя бокалами?
Да уж, задача перед Араши теперь стоит не из простых. Взять и что-то спеть. Прямо здесь. Мало того, что она совсем такого не ожидала, так ещё и не знала, что именно спеть. В такой своеобразной игре надо быть готовым если не ко всему, то ко многому. Например, ко всяким подлостям. Нет, такую задачу нельзя полноценно считать подлостью, но вот само действо...
- У меня примерно такое же отношение к пению для других, как у тебя к танцам, - Араши медленно выдохнула, сдувая прядь волос со своего лба. В который раз за сегодня она лезет к ней на лицо? Как специально. - Но раз уж таковы правила игры, нарушать я их не буду. Так что это только сегодня исключительно для тебя.
И только потому, что у Иссэя сегодня день рождения, она не пренебрегла правилами игры. Которую, на свою голову, и предложила. За последнее время Араши отлично продемонстрировала, как отлично умеет обращать собственные затеи против себя. Или просто обстоятельства изменились так, что ситуацию Доу совершенно не контролирует уже?
Она аккуратно высвободила свою руку. Сейчас они нужны ей обе.
Вот только что же сейчас подойдёт лучше всего? Часть песен в её плейлисте слов вовсе не имели, часть - про всякие жестокие вещи, что уж точно не стоило выбирать в такой обстановке, ещё часть - что-то лирическое, но с долей романтики. Точно не подошло бы.
Ага, вот. Кажется, в памяти всплыли нужные строки.
"Ты поплатишься за это когда нибудь", - традиционно, вслух этого Араши не сказала, но надеялась, что взгляд оказался достаточно красноречив.
Проигрывая в уме мелодию, Араши с помощью щелчков пальцев постаралась подобрать соответствующий ритм - неспешный, стараясь попадать в тон самой песне, что было не так уж просто, когда единственный источник звука в воображении.
- Здравствуй, темнота, мой старый друг, я снова пришёл поговорить с тобой...
Несмотря на то, что пение для других совершенно не её конёк, Араши не халтурила, а честно старалась. Только пришлось закрыть глаза и из всех сил представлять, что никого тут нет, что идёт совершенно одна по одной из улиц. Или даже вообще находится дома, где её единственный терпеливый слушатель - Адарза.

Отредактировано Араши Доу (13-08-2017 01:28:08)

+1

127

Чуть вздрогнув, Иссэй удивлённо посмотрел на Араши. Он узнал песню с первых нот, несмотря на то, сейчас она звучала совершенно не так, какой он привык её слышать в оригинальной записи*, любимой им с тех самых пор, как он, ещё подростком, услышал её, когда, скучая, поставил одну из маминых пластинок. Медленнее и тяжелее, постепенно набирая силу, как раскачивающийся шаровой таран. Как густая и тягучая мгла зимней ночью…
Сгусток невнятных, смутных эмоций заворочался в груди холодным колючим комком. И Иссэй подхватил мелодию, вторя Араши тихим, осторожным эхом. 
– В бледном свете видел я: тысячи людей стоят.
Слышал я, звучат слова простые, но бессмысленные и пустые…

«Социальный взгляд на нехватку общения», - как охарактеризовал замысел один из авторов. Квинтэссенция одиночества среди людей под гитарный бой, звучавший в голове. Собственный голос казался сейчас чужим, но Иссэй понимал, что должен был дать ей понять кое-что важное.
– Песни их немы и тонут по весне
В тишине
Последним слабым эхом.

* имеется в виду запись той же песни, но оригинальное исполнение Simon and Garfunkel

Отредактировано Иссэй Лиен (13-08-2017 01:07:39)

+1

128

То, что Иссэй подхватил выбранную ею песню, вернуло Араши на несколько часов назад. Что-то подобное она испытала сегодня утром, когда услышала рассказ о первой тренировке Лиена.
Теперь это небольшое задание "что-нибудь спеть" не казалось таким уж дурацким или нелепым. Да, её голос сложно назвать подходящим для того, чтобы петь перед людьми. Но это не стало помехой тому, что вместо одного голоса сейчас звучало два. Араши не ожидала, что выбранная ею песня, да ещё и спетая в другом, но официальном, варианте, получит такой отклик. И чувства, когда она слушала голос Иссэя, она никак не могла описать даже самой себе. Так вот как оно бывает, когда открываешь часть себя другому человеку, а в ответ не получаешь острое лезвие презрение или непринятия.
Такого не случалось очень давно. Если проблемы с магией огня Араши отсчитывает десятью годами, то это тянуло на все двадцать.
Внутреннее чувство можно было сравнить с  тлеющими углями герметично запертыми в стальной комнате. И внезапный приток кислорода заставляет их вспыхнуть. Потому как Араши поняла, что сейчас оказалась не просто принятой с такой гранью себя, а что и показали в ответ то же самое и совсем без фальши. Возможно, так сейчас на неё влияла обстановка и момент, но ей казалось. что это не просто текст из песни повторенный по памяти под немного другой темп. То, что должно было быть просто песней из памяти, после которой задание можно было бы счесть выполненным, оказалось чем-то большим.

Когда они допели текст песни, Араши пришлось остановиться. Не было объяснения тому, как это отозвалось внутри неё самой. Ни логического, ни интуитивного. Она чувствовала себя странно. Словно на душе открылась старая рана из которой хлынуло потоком часть того, что всегда приходилось скрывать по тем или другим причинам. Но при этом создавалось ощущение, что ничего при этом не теряет, словно русло старой горной реки направилось по своему старому пути между высоких скал.
Со стороны это выглядело так, словно Араши являла собою робота, которому внезапно запустили перезагрузку. Руки в карманах оказались скорее по привычке, чем намеренно. Взгляд, одновременно серьёзный и задумчивый, направлен перед собой. Только лёгкие облака пара от дыхания говорили о том, что это всё же живое существо, а не последнее слово техники.
Бурю внутри пока не получалось подогнать ни под один из алгоритмов и успокоить. Похоже, с этим придётся смириться. Или попытаться успокоить другими методами.
Нужных слов Араши не знала. А пытаться их узнать сейчас - они проведут время до утра. Потому пришлось говорить так, как она умела, и действовать так, как хотелось. По-своему бестактно, но это сейчас был единственный выход для неё.
- Пожалуйста, - как и утром, перед тренировкой, вернулся её "рабочий" тон голоса. Тот же безликий и балансирующий на грани резкости. Так получилось, что сейчас он был её щитом от её же неумения выражать некоторые вещи вербально и от определённых эмоций, которые оказались слишком сложными для неё. - Не отстраняйся так быстро.
Араши подошла ближе. Да, сегодня это уже было, но всегда при таких разных и одновременно похожих ситуациях.
- Знаю, я этим и так злоупотребила за сегодня. Но сейчас мне это просто нужно.
С таким же выражением лица и тоном голоса она могла бы направить ствол пистолета человеку в лоб или выжигать его горло своей раскалённой ладонью - никто бы даже не увидел разницы.
Просто потерпи.
Эти её объятия оказались существенно крепче тех, которые за сегодня уже были. Араши сама толком не знала, что вкладывала в них -  то ли бурю своих неопределённых эмоций, то ли необходимость эту самую бурю успокоить рядом с человеком, который значил для неё многое. А может и всё сразу.
Араши повернула голову в бок и теперь видела деревья, на которых едва задерживался лёгкий снег - ветер сносил их в сторону, не давая осесть. Обычные тёмно-серые ветки, уже лишённые листьев. Земля почти без травы - в это время года слишком холодно для того, чтобы та буйно росла. Это вполне обычное в городе явление сейчас для Араши ничего не значило. Её восприятие сузилось до одного квадратного метра. Каково это, держать в руках человека, с который какие-то, казалось бы, незначительные мелочи приводят к обоюдному резонансу. Каково это, стоять рядом с живым человеком без опасений, что всё будет истолковано не так. В конце концов - крепкие объятия лучше холодных комнат морга.

+1

129

Еще никто и никогда не говорил ему такие вещи и таким голосом, но отчего-то ему не захотелось её оттолкнуть. Напротив, заключив Араши в крепкие объятия, Иссэй провёл ладонью по её волосам - раз, другой, как гладят по голове плачущего ребёнка.
- Ничего не имею против подобных злоупотреблений, - он, наконец, нашёл, что ответить. - Только мне бы не хотелось, чтобы именно эта песня стала нашей.
В его жизни уже была женщина, с которой он разделил звуки тишины - его мать: не маг, а учёная, влюблённая в науку. Физика давала ей то, что не мог дать ни один человек - неисчерпаемую полноту жизни и разнообразие смыслов, жажду жить, стремление  двигаться вперед, постигая что-то новое.  Но уже давно, оглядываясь назад, Иссэй понимал, что так сложилось не из-за её амбиций или эгоизма: у нее не было иного выбора, чем искать возможность самореализации где-то за пределами общественных и межличностных отношений. И очень мало кто видел, какая бездна одиночества скрывается за фасадом ее дружелюбного спокойствия и отстраненности, которую нередко приписывают любому человеку науки.
Их с отцом свела работа над общим проектом, создавшая иллюзию сходства и родства душ. И Иссэй всю жизнь боялся повторить этот сценарий, оттого порой выбирая женщин, с которыми у него находился минимум тем для разговора.
Он давно это знал и не хотел пережить нечто подобное, но сейчас еще сильнее ему не хотелось, чтобы эта ночь закончилась...

Иссэй невесело усмехнулся. Жаль, что те песни о любви, которые ему нравились, были грустные.

Отредактировано Иссэй Лиен (13-08-2017 23:20:07)

+1

130

Несмотря на то, что сама буря непонятных эмоций ещё не улеглась, Араши усмехнулась.
- Нет-нет, я не думаю, что всё настолько плохо, чтобы "наша песня" вообще существовала. Да и уж точно не с таким содержанием.
Несмотря на всю происходящую ситуацию, Араши вообще не думала о таких условностях. Что вообще такое "наша песня"? О таком она слышала из всяких фильмов, из трепа сначала однокурсниц, а потом и на работе. Куча ненужного мусора в виде "а ты помнишь, когда...". И куча дат, куча тех самых моментов, из-за которых надо держать в уме календарь. Это уже какая-то дикость, потому Араши никогда по такому не заморачивалась. Случилось и случилось. Зачем обводить день в календаре и привязывать к этому песню, напиток и так далее?
Да и сама песня сейчас, по большому счёту, ничего не значила. Значила только сама реакция Иссэя на неё.
Постепенно буря успокоилась. Но Араши знала, что когда вернётся домой и останется наедине с собой, необходимость осмыслить этот день возьмёт своё и от этого никуда нельзя будет деться. Но хотя бы не придётся перед самой собой их выражать. Можно будет лечь на гамак, открыть дверь на балкон и смотреть на верхушки деревьев, пока в голове всё будет укладываться на свои полки.
- Спасибо, - она разжала объятия и отошла. Эта небольшая пауза помогла вернуть долю той стабильности, которой Араши держится из дня в день. А сегодня слишком много свалилось к ней на голову и ни от чего нельзя отмахнуться. - Наверное, эту игру продолжать уже не стоит. По крайней мере сегодня.
Мало ли что ещё могло случиться, что выбьет её из привычной колеи. Если и ломать плотину, то Араши предпочитала делать это чуть медленнее, чтобы контролировать сдерживаемый ею поток. Хотя весь день упорно затягивал её в водоворот, в котором она могла попросту утонуть.
А кому нужны утопленники?
Араши вернула руки в карманы. Теперь так было спокойнее, привычнее. Что-то, что сохранилось от её прежнего уклада жизни и восприятия Иссэя.
- Говоришь, тут выход к набережной?

+1

131

- Верно, - кивнул Иссэй. Спрятав руки в карманы куртки, он жмурился от слепящего света фонарей, бившего в глаза со стороны проспекта. - Сейчас мы выйдем к проспекту, а там спустимся к набережной.
Он решил не заострять внимание на том, что услышал и вдаваться в дефиниции, предпочитая верить своим глазам, а не тому, что произносится вслух. Если бы что-то было действительно не так, то он получил бы заслуженный удар в солнечное сплетение еще раньше.
Но торопиться и правда не стоило - сейчас он как никогда ясно понимал, что Араши нужно дать время.
- Насчет песни - не бери в голову, - Иссэй решил на всякий случай прояснить этот момент, чтобы она не чувствовала себя чем-то обязанной такому особенному отношению. Он пнул попавшуюся под ноги алюминиевую  банку из-под газировки. - Многие люди, которых я знаю, имеют свою музыкальную тему в моей голове. Глупость, конечно, но я не хозяин своим ассоциациям...
Он сам не заметил, как резко оборвалась неширокая улица, по которой они шли. Свет фонарей, витрин и фар, шум проезжающих автомобилей обрушился на него лавиной.

Отредактировано Иссэй Лиен (13-08-2017 23:20:31)

+1

132

- Ну почему глупость, - теперь, когда они вышли на проспект, навстречу начали попадаться люди. Сейчас было около семи вечера и не так уж поздно для того, чтобы гулять. Тем более в центре. Как говорится - время детское. - Я тоже так идентифицирую людей для себя. Текстура, цвет, запах, музыкальный трек. Иногда какие-то более сложные и составные образы, но точно не животные, - Араши посторонилась, пропуская мимо группу школьников, которые громко переговаривались. - Могу сказать точно, с тобой у меня ассоциируются совершенно другие песни, даже после нашего скромного дуэта.
Немного поразмыслив, Араши запустила руку в другой карман, расстёгивая на нём молнию и доставая телефон. Почему бы и нет. Хотя бы будет знать, что именно у неё с ним ассоциируется. Араши не претендовала на то, что ему понравится хотя бы одна из них, это ведь сугубо дело вкуса.
Сняв блокировку с телефона, она зашла в одно из простых для нынешнего времени музыкальное приложение - никаких лишних и непонятных функций. И довольно быстро составила короткий плейлист из трёх треков.
- Если хочешь, ознакомься. Наушников нет, уж извини, - с этими словами Араши протянула ему телефон экраном вверх.

Отредактировано Араши Доу (13-08-2017 18:55:00)

+1

133

Иссэй сдержанно улыбнулся – кажется, Араши поняла его верно.
– Да, иногда этот метод может сработать не хуже грамотно составленной поисковой ориентировки.
Но её дальнейшие действия изрядно его удивили. Нет, он охотно бы поверил, что у Араши есть свои плейлисты на людей, и в том числе на него. Но вот так легко и просто взять и довериться, рассказать о тех иррациональных ощущениях и мыслях, которые вызывает у тебя человек, сам Иссэй едва ли бы смог – отчасти от того, что далеко не каждая его ассоциация была безобидной, отчасти из-за опасения быть непонятым.
– Момент, – немного растерянно произнёс Иссэй и, похлопав ладонью по карманам куртки, нашёл из извлёк из нагрудного левого телефонную гарнитуру – слушать что-то новое, раскладывать в голове по нотам аранжировки и вникать в смыслы в таком шуме через слабые динамики мобильного было бы плохой идеей. Даже если не принимать в расчёт, как это выглядело бы со стороны. Иссэй хмыкнул – повезло: не придётся запоминать название и искать эти песни уже из дома.
Силуэты прохожих пропадали среди света и снега.  Взяв ладонь Араши в одну руку, а её гаджет – в другую, он направился к переходу. В широком подземном коридоре молодой парень пел под гитару старую песню – «Мечты о Ба Синг Сэ» – так попадающую в настроение дней конца осени и начала зимы. Даже жаль, что в карманах не осталось мелочи…
На набережной, по ту сторону перехода, было заметно тише. И, устроившись на скамейке напротив спуска к воде, Иссэй, наконец, смог ознакомиться с ассоциативным плейлистом на себя самого…
Первая же песня заставила Иссэя задуматься, действительно ли он производит впечатление настолько патетичного человека. И отчего Араши зацепила песня с такой тяжёлой аранжировкой и таким вокалом, усугубляющими этот эффект?  Он робко поднял на неё взгляд мельком. Жуть… Жуть-жуть-жуть! Не сам факт того, что ей нравится подобная музыка, – с этим-то, как раз, всё было в порядке, - а то, что она видит его настолько одиозной личностью…
И хорошо, что он узнал об этом уже сейчас.
– Я думал, там будет что-то вроде той, про водяного, с которым никто не водится, – иронично заметил Иссэй перед тем, как запустился второй трек.
А вот он оказался на верной волне! И текст, и гитарные рифы, пробежавшие электрическим током по позвоночнику – дань классическим рок-балладам, которые Иссэй ощущал чем-то наподобие собственной несущей частоты. Араши могла заметить это по выражению лёгкого удивления, на мгновение возникшего на его лице.
Третья песня, увы, вновь оказалась его искажённым отражением…
– Вам с Джитой нашлось бы, о чём поговорить – ты, возможно, удивишься, но ей тоже нравится тяжелая музыка, – заметил Иссэй, возвращая Араши телефон. – Первая и последняя – действительно не более чем моё отражение в твоих глазах, а вторая… – он замолчал, думая, каким образом объяснить, как это работает, – не могу не признать – ты поймала верную волну. Даже если бы там не было спето ни слова, а были лишь бас-гитара и ударные, это было бы десять из десяти.
О вкусах не спорят. О восприятии – тем более. Но не отреагировать на такой смелый поступок было бы нечестно.

Отредактировано Иссэй Лиен (14-08-2017 01:45:20)

+1

134

На набережной оказалось настолько тихо, что Араши слышала отголоски звучавших треков в наушниках. Приглушённо, но всё же слышала.
- Не уверена, что готова с кем-то это обсуждать, - она не стала садиться на скамью, остановившись за ней. - в конце концов, ты прав, это всего лишь мой ассоциативный взгляд. Да и не я эти песни пишу, - усмехнувшись, Араши взяла свой телефон обратно, - да и текст отражает лишь, может, процентов сорок. Мне больше нравится мелодия и общий её тон. Была бы моя воля, оставила бы их вовсе без текста, - она начала листать свой небольшой треклист. Малая часть от всего, что вообще было - музыку Араши предпочитала слушать больше дома с ноутбука. Даже на самой странице музыки не было, всё бережно забрано с просторов Сети в личные папки на жёстком диске.
- Гитара, говоришь... Тогда, пусть будет на пробу, - новый плейлист состоял и вовсе только из двух треков. Вернув телефон Иссэю, она положила ладонь тому на плечо, - не беспокойся, долго я твои уши пытать не буду.

Отредактировано Араши Доу (14-08-2017 12:17:13)

+1

135

– Мои уши закалили симфонии Бет Хо Вена и классические рок-баллады, – он покачал головой и улыбнулся в ответ. – Но столько внимания к моей скромной персоне – это непривычно, верно…
И вновь – пятьдесят на пятьдесят. Если первый трек прошёл по касательной, то мелодия, сыгранная гитаристом-виртуозом, попала в цель. Тревожный, нервный вальс, переходящий в ритмический рисунок фламенко. С перебора – на мощный бой, и снова на перебор, быстрый и сложный. Иссэй даже чувствовал, откуда именно взялись такие ассоциации.
– Песня о золотом драконе? – Иссэй поднял взгляд на Араши, ещё раз прочитав название. – Наверное, про бегство из подземелья замка и полёт к солнцу под прицелами баллист…
Накрыв её ладонь, лежавшую на его плече, своей, он отложил в сторону гаджет и наушники, и спросил, глядя на то, как по тёмной поверхности воды бежит рябь отражённого неонового света.
– …и чем закончится эта история, как считаешь? – спросил Иссэй мягко и несерьёзно. Если Араши захочет, пусть досочинит финал. А не захочет – так отшутится. Она и так сделала достаточно, чтобы сегодня он почувствовал себя нужным и любимым, как никогда прежде.

+1

136

На этот вопрос хотелось ответить вполне серьёзно. Но Араши понимала, что сделай она так и в будущем наверняка столкнётся с тем, что эдакое пророчество не исполнится. Или же наоборот накличет беду. От этой мысли на сердце снова словно лёг тяжёлый камень, вернув её всю к тому моменту, когда она пыталась убедить Иссэя в том, что вмешиваться ему во всё это не стоит.
- Наверное тем, - не убирая руки с плеча, Араши всё же села на скамью, - что дракон будет всё так же мастерски владеть магией огня, разъезжать на своём "Ланчжуне" и спасать сомнительных девиц, - она надеялась, что шутливый тон скрыл за собой то мгновение невесёлых мыслей, - и каждый из его шрамов будет разить каждую из них в самое сердце.
Где-то почти на самой линии горизонта виднелись огни. Кажется, несколько грузовых кораблей шли в сторону порта. Даже расстояние не могло создать иллюзию, что корабли хоть насколько-то маленькие. Напротив, даже в такой дали они создавали впечатление металлических гигантов, которые медленно, но верно приближались к городу. А вблизи такие создания человеческих рук любому показал бы, насколько тот песчинка рядом с ним, хотя его создатели вряд ли были больше. И вот как такое малое создаёт нечто большее. Парадокс.

+1

137

Трудно было понять, прячет ли Араши что-то этой иронией или нет. Но он не стал задавать лишних вопросов – он уважал сделанный ей выбор.
- Если драконы начнут спасать девиц, то чем же тогда займутся рыцари? – подхватил Иссэй тем же шутливым тоном. – Пожалуй, он откажется: зачем ему девицы, тем более, сомнительные, когда у него есть повелительница мёртвых? С ней тоже не оберёшься проблем…
Он не посмел обнять Араши за плечи, несмотря на то, что всё к тому располагало: они были так близко, её рука лежала в его ладони, а лужицы речной воды на ступенях набережной покрылись у краёв тонкой ледяной коркой. Но он напомнил себе, что ей нужно дать время.
- Жаль, что сейчас у меня нет для тебя песни, - добавил Иссэй задумчиво. Впрочем, именно сейчас, запертый в глубине сердца порыв заставил припомнить одну.

+1

138

Повелительница мёртвых? Интересное сопоставление, но далёкое от правды. Намного дальше, чем стояли Иссэй и золотой дракон из песни без слов. Всё, что Араши могла делать с мёртвыми, это только изучать их внутренности и делать вывод о том, что привело к смерти. Повелевай она на деле мёртвыми, то может ночной кошмар, приходящий каждый раз после встреч с Иссэем, не мучал бы её вовсе.
Несмотря на то, что слова согревали Араши, она не торопилась передавать ему свои эмоции. Похоже, за сегодня она всё же успела этим злоупотребить, а отталкивать своей порывистостью не хотелось.
- Не страшно, - слегка усмехнувшись, Араши с помощью свободной руки вернула себе свой телефон, отсоединив наушники. Разрывать между ними такой маленький, но контакт, не хотелось. - Общество дракона само по себе ничуть не хуже любой из песен.
Неужели выражать своё отношение она может только через такие своеобразные словообороты? Похоже на то. Но уж лучше так, чем более несуразные попытки.
Интересно, в какой момент тренировка перешла в день рождения Иссэя, а оттуда в подобие свидания?
Взгляд зацепился за относительно свежую царапину на щеке.
- Наверное, стоило закрыть хотя бы на день пластырем, - задумчиво протянув, Араши машинально засунула руку в карман. Но там, конечно, ни пластыря, ни салфетки не было. Впрочем, запоздало она подумала, что вряд ли Иссэй вообще согласился бы носить тонкую полосу своеобразной заплатки на самом видном месте. А ещё где-то далеко мелькнула мысль о том, что если такая традиция получит своё продолжение, то Араши придётся отмерять каждый раз тридцать дней и носить с собой в такие дни "укладку". И заодно дополнять её по своему усмотрению.

Отредактировано Араши Доу (15-08-2017 05:18:51)

+1

139

Он не ответил. Как бы странно ни прозвучали её слова, - кажется, за ними была скрыта неловкость, - и как бы они ни смущали Иссэя, он был рад этому: было бы нечестно, если бы Араши было бы плохо и неуютно рядом с ним, когда для него их встречи за этот месяц были едва ли не единственными светлыми событиями. Впрочем, отмалчиваться в то время, когда другой открывает тебе душу, тоже было нечестно.   
– Как скажешь, – пробормотал Иссэй, доставая из кармана куртки демоническую машину, явно придуманную злыми духами в насмешку над людьми, – смартфон, который заменил не пережившую ночную погоню простую и функциональную трубку, с которой его роднил лишь металлический корпус. Он ещё не успел освоить эту адскую электронику и не привык к сенсорному экрану, оттого немного нервничал, открывая приложение с видео и вбивая в строку поиска название нужной песни. И, возможно, это было к лучшему - ощущая в полном объёме собственный технокретинизм, Иссэй перестал думать о том, что может быть неверно понят и послан в пешее эротическое путешествие.
– Вот, держи, – он протянул Араши монстр-фон и наушники. – Правда, патетики в ней многовато...
На другие комментарии его уже не хватило.
Прямо как школьники на первом свидании. Или даже хуже.

Отредактировано Иссэй Лиен (15-08-2017 19:43:32)

+1

140

Для Араши стало неожиданностью, когда Иссэй протянул уже свой телефон с наушниками. Нет, такого взаимного жеста она не ждала, а потому немного удивилась, но взяла в руки телефон. Доля секунды на размышление и Араши берёт только один из двух наушников, вставляя его себе в ухо. Второй же протянула обратно Иссэю.
- Патетикой меня не испугать, - название исполнителя и самой песни ей ничего не говорили, так как были совершенно незнакомы, - но может составишь тогда компанию?

0

141

- А как же стереозвук? - он улыбнулся, пытаясь скрыть от её глаз, что вся эта ситуация его и без этого немного смущает. Но на самом деле и правда не стоило портить красивую песню, разрывая её на две стереодорожки. Иссэй покачал головой и, взяв руку, в которой Араши, держала наушник, сомкнул её пальцы в кулак осторожным и бережным движением. - Я слышал её много раз и очень хорошо помню.
Секунду промедлив, Иссэй добавил:
- Но, если хочешь, после можно послушать что-то вдвоём - так же. Или вновь найдём уютное место с живой музыкой.

+1

142

И этот отказ Араши не смутил. К тому же, вполне объяснялся нежеланием гробить стереозвучание.
- Как скажешь, - специально или случайно, она вернула ему одну из его фраз, которые чаще других звучали. Араши поймала себя на этом сразу же, как закончила фразу. И это даже слегка насторожило. Она что, начинает копировать Иссэя? Или же это просто случайность?
Хорошо, что сейчас не нужно было вдаваться в размышления на эту тему. Второй наушник оказался в другом ухе и Араши нажала на кнопку воспроизведения на сенсорном экране.
Как только раздались первые строки песни, стало понятно, почему Иссэй отказался от совместного прослушивания. Араши воздержалась от красноречивых или вопросительных взглядов, хотя бы потому, что дальше текст закручивался ещё более лихо. Немного наклонившись вперёд, она поставила локти на свои колени, следом подпирая голову руками и пряча за ладонями нижнюю часть лица. Текст и сама мелодия между собой переплетались довольно гармонично, хотя после слов о том, что с такими мотивами ей скорее к Джите, чем к нему, она не ожидала услышать примерно тот же жанр. И то, что Иссэй говорил про закалённые уши классическими рок-балладами, сперва навело на мысль, что это как раз то, что ему не нравится. Неужели на деле наоборот или же именно эта песня исключение из правил инспектора?
Араши смотрела на водную гладь залива, на маленькие разбитые льдинки в лужах на асфальте. И не знала, как реагировать. Песня однозначно её зацепила. Музыкальный мотив, манера исполнения, всё это нашло свой положительный отзвук внутри. Но вот текст. На него так же однозначно реагировать не получалось. Хотя бы потому, что Араши не знала, как описать своё отношение к этому. Слишком явный, но в то же время неоднозначный был посыл. Но и самообманываться совершенно не хотелось.
Но песня закончилась и неловкого молчания хотелось избежать. Араши догадывалась, что Иссэй примерно так же всё держит под замком, как и она сама. И что решение дать послушать именно это вряд ли далось ему легко. Возможно даже ещё не выветрившийся алкоголь поспособствовал именно такому выбору.
- Не знала, что тебе нравится именно такое, - с лёгкой, но немного скованной улыбкой она вернула наушники, - наверное, стоит почаще заглядывать на твою страницу в сети. Мне понравилось. Пожалуй, даже запомню название, чтобы потом найти.
Да уж, только если ей сейчас по голове прилетит чем-то крепким, только так будет шанс, что забудет название и исполнителя. Заодно и всё, что было за день. А это была бы непозволительная потеря.

+1

143

Кажется, песня вызывала у Араши смешанные чувства – и по её нейтральному, вежливому ответу, трудно было понять, какие именно. По большому счёту, это было признание. Хотя Иссэй и старался не форсировать события, у него это не вышло. И несколько общих вежливых фраз в ответ – именно то, что он заслужил.
– Прости, – он виновато опустил голову и спрятал монстр-фон в карман. – Я старался не торопить события, но сейчас не смог справиться с порывом, когда вспомнил об этой песне. Я понимаю, – он поднял взгляд на Араши, – ты привыкла полагаться только на себя, и ты в праве сказать мне прямо, если я начал слишком сильно на тебя давить. Ты ведь не обязана перекраивать всю свою жизнь и привычки за один день…
Иссэй отвёл взгляд. Он хотел, было, сказать, что ничего из событий сегодняшнего вечера не скажется на их тренировках, но чувствовал, что солжёт.
Скажется. Скажется в том, что для Араши он найдёт в себе терпение, которого ему не хватало для других. И в том, что он будет чутко ловить взглядом каждое её движение, разбирая с ней подробно каждую стойку, выпады и технику работы руками, – чтобы сразу избежать ошибок, а не работать над ними потом.
Потому что Иссэй хотел, чтобы она вновь вернулась к своей сути: говоря словами второго куплета, вновь вспомнила, как летать.

+1

144

Не обязана перекраивать всю свою жизнь за один день.
Жизнь за один день.
Ничего ты не знаешь, Иссэй Лиен.
Хотелось спрятать лицо в руках и невесело рассмеяться, чтобы потом сказать о том, насколько он плохо слушал то, что она рассказывала. Месяц назад на первой встрече, потом, той же ночью, сегодня на тренировке. О том, как в один день пришлось изменить свою жизнь, немалую часть привычек. Резко изменить намеченный в жизни курс, оборвать старые связи, оставив только отца и брата. В один день отказаться и от магии огня, но как в итоге вышло - не совсем и даже не навсегда.
Но это подавлялось другим желанием - молчать. Не умея толком выражать всё словами, она всё так же сидела, скрывая за пальцами рук часть своего лица. Только внимательный взгляд, обращённый на самого Иссэя. Знала, что как только начнёт говорить, все слова окажутся слишком неправильными. Как и часть её выводов, скорее всего.
Как сказать о том, что происходит в голове, если до конца не понимаешь сути происходящего?
Двусмысленность слов Иссэя порождала сомнения в том, что тот вообще имеет ввиду. Спросить прямо или пытаться делать вид, что ничего не происходит?
С живыми людьми всегда было сложно. И даже морг пока не выбил из неё до конца некоторую тактичность. Или как ещё называется чувство, когда с живым человеком хочешь обойтись аккуратно, чтобы поняли правильно?
В целом, за день Иссэй подал достаточно знаков, но сводить их к чему-то одному и конкретному могло бы стать ошибкой. Патологоанатом хорошо разбирается во внутреннем мире мертвецов, а не в психологии живых.
Нужно уже было что-то сказать, молчание начинало опасно затягиваться. Был риск, что Иссэй сейчас вовсе встанет и уйдёт, неправильно истолковав её молчание. Хотя они оба хороши. Ходят вокруг да около и никакой конкретики не озвучивают. Невольно вспоминается хождение по старым сухим доскам. Аккуратно и осторожно проверяя по пути к цели на прочность каждую из них. Не совсем удачное сравнение, учитывая, что сегодня один из них уже ошибся и доски оказались недостаточно крепки.
- А мне казалось, это у меня порывистая натура, которая всех распугивает, тебя в том числе, - запустив пятерню в свои волосы, Араши медленно выпрямила спину. Смятение было одной из тех эмоций, которую она выражать не умела. Никак. А свои мысли и чувства другому человеку в голову не засунешь.
- Я не знаю, как на это реагировать, потому как не знаю, что именно ты подразумеваешь, - слова сами вырвались, едва Араши успела осознать свою мысль до конца. Быть честной и прямой? Хорошо. Посмотрим, насколько быстро умеют убегать инспекторы ИКМ. В том, что будет именно так, сомнений почти не было. Хотя Араши такой же хороший знаток психологии, как тот же Иссэй, например, летающий бизон.
- Если бы ты действительно давил бы на меня или говорил, делал то, что мне не нравится - меня бы тут не было. У меня нет склонности к такому виду мазохизма, как терпеть что либо добровольно от другого человека. И не было бы ничего, что могло бы мне помешать, кроме моей же смерти, - в некотором смысле Араши тоже человек действия. С этим всё было просто. Если бы Иссэй действительно делал что-то неприемлемое, Араши точно попыталась бы подержаться за его горло раскалённой ладонью.
На несколько секунд она замолчала, борясь с теми словами, которые однозначно хотели быть озвученными вслух. Но у Араши не было гарантий, что она сама всё правильно понимает и что её поймут правильно. И вообще день какой-то весь наполовину правильный, а на вторую половину скомканный непонятно во что, чем, как, почему и, главное, во имя чего.
Но раз уж начала говорить, то надо закончить.
- Я уже переплавляла свою жизнь за один день. Потому как были причины. И если нужно будет это повторить, - хотелось пошутить про то, что тогда её точно можно было бы считать ожившей крылатой поговоркой про кузнеца и жизнь, но лично Араши было ни капли не смешно от происходящего, - то я это сделаю.
Знать бы только наверняка - ради чего. Такие решения не берутся ведь из-за простого "потому что" или секундной слабости. Но обратного пути после такого обычно не бывает.

+1

145

Сказанное Араши по поводу давления на первый взгляд казалось совершенно резонным. Но Иссэй не упускал из вида так называемый «синдром здравого смысла», сегодняшнюю дату, а также собственную способность производить на женщин сильное первое впечатление, которое, впрочем, испортить было так же просто, как и создать. Что, возможно, он и пытался сейчас сделать.

Тяжело вздохнув, Иссэй устало провёл ладонями по лицу. Попытка объясниться словами вновь всё испортила.
Одно дело – когда ты можешь измениться. Иссэю и в голову бы не пришло отказать Араши в такой способности. Но возможность меняться и желание меняться – не одно и то же.
– Когда обстоятельства вынуждают измениться – это совершенно иная ситуация, – наконец, ответил он. – Только мне не хотелось бы стать для тебя таким обстоятельством
Поднявшись, он сделал несколько шагов в сторону парапета набережной, глядя на тёмные рваные облака на ночном небе, и обернулся к Араши.
Как-как он сказал днём, в тренировочном зале? «Пусть всё идёт так, как идёт»? А вот выкуси: они оба с завидным упорством сегодня льют в открытый огонь бензин.
– Если ты услышала в той песне признание, то ты права, – добавил Иссэй серьёзно. Его голос был ненамного громче, чем плеск воды за спиной. – Если ты готова принять всё это – не отступай.
Чувствуя, как горло спазмом сдавило то, что не было сказано вслух, он протянул ей руку. Сейчас он предлагал ей всё, что у него было – свои знания, свою помощь, свою любовь и свою жизнь. Но он понимал, что её глазами это может выглядеть пугающе, а потому хотел увидеть её выбор: её желание и её волю. Все остальные факторы не имели никакого значения.

Отредактировано Иссэй Лиен (16-08-2017 00:27:55)

+1

146

После таких слов про себя в роли обстоятельства, когда Иссэй поднялся на ноги, Араши на несколько секунд подумала, что вот он, момент, когда она увидит удаляющуюся в закат спину Иссэя. Но закат сегодня давно как прошёл, а спину она и правда увидела. Только не так, как представляла. Он всё же никуда не ушёл.
Когда Иссэй сказал то, что сказал, она сперва не поверила своим ушам. Но пришлось. Потому как тяжесть неопределённости тем давящим камнем просто исчезла. Араши поняла, на какой именно дистанции должна быть. Не потому, что так надо, а потому, что они, похоже, стремились к одному и тому же. Своими не очень прямыми дорогами. А сегодня и вовсе целый день кружили вокруг да около. В один момент Араши доверила ему свою жизнь. Не месяц назад, а именно сегодня. Думая, что уж лучше его руками будет поставлена точка в её запутанной жизни, нежели другими людьми, вызывающие в ней только гнев.
Она знала, чем было вызвано такое её доверие. И понимала, что рано или поздно придётся признать это не только перед самой собой. Что держать под замком такое чувство долго не получится. Сбежать не вышло, Иссэй не дал этого сделать.
Если в омут, то с головой, даже если водоём ощутимо отдаёт горючей жидкостью.
Араши поднялась на ноги.
Хотелось сказать, что он совсем другое обстоятельство, не желающее ей вреда. Будь оно иначе - у него было на то времени и возможностей сполна. Не хотел сжигать в зале, сжёг бы на пустыре, где не было бы свидетелей. Только говорить об этом Араши не могла. Не было тех слов, которые выражали бы это в полной мере.
С каждым шагом к Иссэю она понимала, что больше всего боялась именно того, что даст слабину и позволит себе чувствовать больше, чем положено. Что же, тут она с треском провалилась. Но не жалела об этом.
- Я не отступлю, - слова давались тяжелее обычного от того, что использовать их таким образом не приходилось. Очень гротескное признание на фоне более изящного жеста. - И это мой выбор.
Взяв протянутую руку, она аккуратно сжала её в своей. И в тот же миг Араши мысленно пообещала себе, что сделает всё, что сможет для того, чтобы не случилось непоправимого.
- Надеюсь, - подойдя ближе, Араши мягко положила ладонь возле царапины на щеке Иссэя, - что это был последний шрам, который ты получил из-за меня.
Не было бы нужды в тренировках, не поехали бы на пустырь и тогда никто не провалился бы сквозь ненадёжные доски. Конечно, такая царапина просто ничто рядом с пулей.

+1

147

– Не зарекайся, – ответил Иссэй, накрыв ладонью её пальцы, коснувшиеся его щеки. Вероятно, этот шрам заживёт, в худшем случае оставив после себя тонкую белёсую линию. Но пока проблемы Араши не решены, нужно быть готовыми к чему угодно.
В старых фильмах, которые Иссэй любил смотреть в свои выходные, в такие моменты героям полагался заслуженный поцелуй с затемнением в кадре. Но в жизни всё было совсем иначе, и сейчас он видел, с каким трудом даётся Араши её откровенность – не в пример другим подобным моментам сегодняшнего дня. И он сам подвёл её к этому, заставив выбирать из двух возможных вариантов. Иссэй был готов принять любой её выбор, однако, понимал, что для неё это может быть, или даже вероятнее, является неочевидным. А от того, что он видел, что его чувства взаимны, всё становилось ещё сложнее. Только самому делать шаг назад, после того, как ты сказал «не отступай», было бы крайне подло и малодушно, тем более, именно в тот момент, когда ты получил то, к чему стремился последние несколько недель.
– И даже не думай винить себя за них, – добавил Иссэй, вновь посмотрев на неё открыто, с теплотой и нежностью во взгляде. – Для меня ты – не боль, Араши, – ему нравилось, как звучит её имя. - Ты – анестетик.

+1


Вы здесь » Avatar: The New Era » Потерянное и забытое » The Fire


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC