Добро пожаловать на ролевую
«Аватар: Новая Эра»

Проект, посвященный событиям в мире "Аватар: Последний Маг Воздуха", спустя почти два века.
Магия и духи сталкиваются с научным и техническим прогрессом. Современное общество, в котором повсеместно живут маги, способные повелевать стихиями, города-миллионники с небоскребами и общедоступной связью, сосуществующие в мире одновременно с духами и драконами.


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Avatar: The New Era

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Avatar: The New Era » Потерянное и забытое » The mirror inside


The mirror inside

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

The mirror inside
● 162 ПМ 03'14 ●
● после полуночи ●
http://sh.uploads.ru/ujSKE.png

квартира Араши
Араши Доу, Иссэй Лиен

"Не показывай миру лишнего - мир упрям, он потребует то, о чем ему говорят, он разделит с тобой твое счастье, твою беду, а потом будет поздно - и важного не найдут."

Отредактировано Иссэй Лиен (21-08-2017 22:41:47)

+1

2

После второго стакана уличный холод, доставший до Араши на балконе, практически не ощущался. Лёгкое покалывание в кончиках пальцев и неестественное тепло, исходящее изнутри. Не огненное ци, а банально - алкоголь в крови. Наверное, стоило пойти в бар, но после минувших событий третьего месяца намного безопаснее распивать алкогольные напитки у себя дома. Да и людей видеть совершенно не хотелось. Зачем? За минувшие сутки она насмотрелась на них достаточно. И не только насмотрелась.
Араши сидела на балконе в углу, прислонившись спиной к стене и вытянув босые ноги перед собой. После дневных событий она не переодевалась, так и оставшись в тёмной хлопковой одежде. От заплетённой косы ничего не осталось - волосы непонятными кусками лежали на плечах, часть придавила она сама к стене, сидя на балконе и отрешившись от реальности. В наушниках на максимальной громкости гремел зацикленный аудиотрек. По меркам её нынешнего состояния - довольно нейтральный и в то же время резонирующий достаточно сильно, чтобы поток мыслей не спотыкался об звучание. Левую сторону лица всё ещё слегка саднило, но под алкоголем это уже не ощущалось.
Рядом стояла открытая бутылка самой обыкновенной, но качественной, водки. Араши хотелось быстрее выгрузить из себя ненужный мусор, давящий на её ментальное состояние, а не отравиться. Чуть дальше - обыкновенная кружка, опустошённая на треть.
Араши смотрела на ночные огни города за парком, на верхушки деревьев. И в то же время чувствовала, как внутри всё перемалывается под грохот музыки в массивных наушниках, под давлением минувших событий. Не только последних двенадцати часов. Все двадцать восемь лет словно скрутились в тонкую тугую нить, сдавливающее всё внутри. Двадцать восемь лет, сжатые в один миг для не очень ясного ума.
Адарза первое время пыталась достучаться до Араши по-хорошему. Сперва бодала в локоть, выпрашивая поглаживания. Затем, когда никакой реакции не последовало, укусила за ладонь. Сперва несильно. А потом, от обиды оставив царапины на ноге, улетела в парк. Провожая её взглядом, Араши ощутила лёгкий укол совести, быстро утонувший в градусе.
Мысли двигались медленнее обычного, когда Араши прокручивала в голове события дня. Как бы ей не хотелось похоронить в себе воспоминания о том давно минувшем переломном дне, сегодня они восстали с такого дна, о котором можно сказать - оттуда не возвращаются. А вот и нет. Возвращаются. Окутанные паутиной времени и посыпанные пеплом от части самой Араши, которая давно сгорела. И если бы дело было только в прошлом... Казалось, чувство вины только и ждало своего момента, чтобы вонзить в Араши свои когти. За оказавшиеся далёкими от действительности подозрения на Бэя насчёт давних событий. За то, что она бездумно сегодня всех подставила. А ведь говорила о другом, и на самом деле никогда не хотела своими действиями навлечь ещё больше, чем есть, проблем. За то, что под ударом оказался близкий человек. Как жаль, что переродившийся феникс оказался с тёмными погасшими перьями среди остального пылающего огнём оперения. Теперь всё лишнее надо из себя вытравить. Как от поломанных тёмных перьев, пока они не потушили весь огонь.

Отредактировано Араши Доу (22-08-2017 01:49:29)

+2

3

К счастью, он закончился – этот тяжёлый и странный день. Тяжёлый – потому что за считанные часы произошло слишком много событий. Странный – потому что эти события смотрелись совершенно сюрреалистично на фоне декораций из мирной жизни столицы. Последним эффектным аккордом стал звонок от госпожи Мин Со – вернувшись в Нову из недельного путешествия на малую родину, она попросила Иссэя встретить её на вокзале и отвезти домой. Эту просьбу пришлось выполнить, извинившись перед Араши и пообещав вернуться. Но на обратной дороге случилась мелкая неприятность – слетел ремень привода вспомогательных агрегатов, который не так давно меняли в сервисе. Пока Иссэй разобрался, в чём дело, пока справился с поломкой при свете фонарей, стрелка часов уже показывала за полночь. Но, оставляя машину на парковке у дома Араши, он заметил, что в её окнах горит свет – и каково же было его удивление, когда она не открыла дверь. Впрочем, она могла быть в душе или задремать. А у него уже давно был свой ключ.
Включив в прихожей свет, Иссэй огляделся. Как странно – Адарза не вышла его встречать, а ведь обычно она выходит к нему и трётся о ноги, либо пытается поточить о них когти, когда не в духе. Быстро сняв куртку и разувшись, он прошёл в гостиную, но и там было пусто – только тянуло ночным холодом из-за слегка приоткрытой балконной двери…
– Араши! – позвал он, но никто не ответил. Но, присмотревшись, он заметил на полу балкона что-то похожее по цвету и текстуре на ткань тех брюк, которые были на ней сегодня. Внутри что-то слово оборвалось, когда в сознании промелькнуло, что снайпер мог добраться до неё, когда она вышла на балкон. Непонятно, как, но это уже не имело значения. Только распахнув балконную дверь, Иссэй увидел перед собой совершенно иную картину.
– Араши…  – произнёс он почти беззвучно, но она и так бы не услышала его в наушниках – разве что, прочла бы по губам. Шагнув к ней навстречу, Иссэй молча протянул ей руку: выпила она не так много, чтобы совсем не держаться на ногах, но нужно было увести её в дом, в тепло. А ещё, задержавшись, следовало было хотя бы позвонить ей, раз уж пришлось оставить её одну…

+1

4

То ли события дня так повлияли и удивляться чему-либо уже не было возможности, то ли алкоголь притупил собственную реакцию,  но когда Иссэй вдруг появился на балконе, Араши даже не сразу его заметила.
Музыку получилось отключить не сразу. Проще попытаться мизинцем поднять дом. Потому, тихо ругнувшись, Араши выключила телефон. Так было проще, да и кнопка всего одна на корпусе сбоку.
Когда она сняла наушники, естественные звуки окружения не сразу дошли до мозга. Потому пару секунд Араши считала, что её просто контузило.
- Иссэй? - только звук собственного голоса дал ей знать, что она не оглохла. - Что ты тут делаешь?
Перед глазами мелькнуло лёгкое дежавю. Она на земле, а рядом протянутая рука. Как и в тот раз, Араши не стала ею принебрегать. Вот только подняться было тяжелее. Ноги не сразу поняли, что от них хотят, потому пришлось отталкиваться от стены свободной рукой. От такого дёрганного движения наушники слетели с головы и... о, минус кружка. Какая прелесть. Адарза по такому случаю, не заставила бы себя ждать демонстрацией того, как ей не нравится запах спирта. Вот только её тут не было, а лужа алкоголя - была.
- Я думала, ты дома, - пришлось плечом прислониться к стене, чтобы не шататься, стоя без дополнительной опоры на ногах. Замечательно. Просто замечательно. Теперь к событиям всего дня добавится позор перед Иссэем. Араши не хотела, чтобы он видел её в таком виде. Мало она его разочаровывала сегодня? Похоже на то.

+1

5

– Что я здесь делаю? Хороший вопрос… – негромко обронил в ответ Иссэй, соображая, как вообще вести себя в такой ситуации. Выпила-то она мало – но ей вполне хватило.
Молча подхватив Араши на руки, – не хватало ещё, чтобы она по неосторожности наступила на осколки кружки или споткнулась о порожек, - он занёс её в дом, уложив на диван в гостиной, опустился рядом, на пол.
Значит, из-за опоздания она решила, что он забыл о своём обещании и оставил её одну. После того, что сегодня произошло… Иссэй тяжело вздохнул – вот и вскрылись новые проблемы с доверием. Впрочем, после стресса, который ей пришлось пережить, это было неудивительно. Но, глядя на Араши, ему хотелось не бросаться упрёками или вскрывать старые нарывы, а просто укутать её пледом, пока её не начал бить озноб, взять на руки и баюкать, как маленького ребёнка. Пока не уснёт и не заспит этот безумный день.
– Принести тебе воды? – спросил он, убрав с её лица растрёпанные пряди.

+1

6

Это было странное ощущение. Земля ушла из под ног, а голова словно закружилась. Хотя почему словно? Пришлось закрыть глаза и опустить голову на плечо Иссэя, чтобы унять качающийся вокруг мир.
Потом - относительно твёрдая поверхность, тепло. Другое, внешнее. И более естественное.
- Не нужно, я всего лишь напилась, а не умираю, - Араши предпочла занять более вертикальное положение, садясь на диване, - но за предложение - спасибо.
Хотелось закрыться от происходящего. Она и закрылась. Подтянула к себе одну из больших декоративных подушек, обняла её руками и ногами, спрятав нижнюю часть своего лица. Как всегда делала, если нужно скрыть собственные эмоции. Обычно такие порывы Араши подавляет или контролирует. А сейчас она не знала даже, что под градусом может вырваться на свободу.
- Что-то случилось? Кто-то умер? Почему ты сидишь на полу?

+1

7

- А что, нельзя? - обхватив руками колени, склонив голову набок и внимательно посмотрев на Араши, мирно поинтересовался Иссэй. - Ты кинешь в меня за это подушкой?
Это было странно, как весь сегодняшний день, - ему и без объяснений было ясно, что примерно она сейчас чувствует. Возможно, у близких людей бывает такая связь. Возможно, дело в тренировках. А может быть, что-то из сегодняшних событий послужило триггером к этому, но Иссэй ощущал, что на нее что-то давит. И видел, что ей неловко. Пожалуй, стоило отвлечь ее от этих тяжелых мыслей.

+1

8

Складывалось ощущение, что таким мягким голосом, словно происходящее самая, что ни есть, норма, Иссэй старался её успокоить. Так иногда разговаривают с буйными пациентами или просто агрессивными людьми, готовыми в любой момент сорваться и попытаться разбить череп своему собеседнику. Неужели она сейчас для него именно такая?
- А ты хочешь, чтобы я кинула в тебя подушку? - невольно Араши отзеркалила его движение, наклонив слегка голову в ту же сторону. То, что она сделала неосознанно, но дискомфорта ей не несло. - Или это такое затишье перед бурей? Перед тем, как ты расскажешь мне о том, как сильно во мне разочаровался? Или будешь прятать это за осторожными словами?
Алкоголь сейчас вёл её только к одному. Услышать правду. Араши озвучивала только то, что думает. Не меньше и уж никак не больше.

Отредактировано Араши Доу (22-08-2017 03:52:45)

+1

9

Иссэй был готов ответить, что с радостью поддержит любой кипеж, кроме голодовки - в том числе и бой подушками. Но дальнейшие её слова заставили его понять, что ситуация гораздо серьёзнее, чем он хочет думать.
Значит, Араши напилась не из-за сегодняшних событий, вернее, не только из-за них - он сам подтолкнул её к этому, оставив одну.
- Разочаровался? - растерянно переспросил Иссэй. - Нет... это неподходящее слово.
Страх быть неверно понятым, - что было вполне возможным во время беседы с любым нетрезвым собеседником, - сковывал его мысли, и практически любые слова начинали казаться неподходящими, неуместными и бесполезными. Тяжело вздохнув, он поднялся на ноги и, забрав лежащий на краю дивана плед, укутал в него Араши вместе с декоративной подушкой, служившей сейчас ей чем-то вроде щита, а затем опустился рядом с ней, слева, вполоборота, облокотившись на диванную спинку и подобрав под себя левую ногу.
"Так и не обработала ссадину... Скверно".
- Да, твой побег заставил меня почувствовать себя... - Иссэй осёкся. У него не находилось слов, которые были бы здесь уместны. Почувствовать себя преданным? Обманутым и брошенным? Всё это было одновременно так и не так. - ...не в своей тарелке. Но после того, как ты объяснилась, стало намного легче: этим ты дала мне понять, что я для тебя значу для тебя не меньше, чем призраки твоего прошлого.
Люди так не объясняются, но Иссэй боялся упустить хотя бы одну логическую связку.
За окном, на той стороне парка, мерцали огни города, который сейчас ощущался чем-то вроде параллельного мира из тех научнофантастических романов, которые Иссэй иногда читал.
- Араши, я не могу разлюбить тебя лишь оттого, что ты сегодня наделала ошибок, - он провёл рукой по её волосам, расправляя спутавшиеся пряди. - Я и сам не лучше, - он невесело усмехнулся, - надо было предусмотреть что-то подобное или, ещё лучше, попросить тебя назначить Бэю встречу в другом месте.
Вспомнив о Ронге, Иссэй невольно подумал, что сейчас того здорово бы повеселили его слова - кажется, датчик "пакетики" сейчас просто зашкалил.
- Скажи, - его взгляд стал задумчиво-сосредоточенным, - что заставило тебя думать, будто я разочаровался в тебе? Моё долгое отсутствие?

Отредактировано Иссэй Лиен (22-08-2017 14:06:56)

+1

10

Не подходящее слово, не в своей тарелке. Тяжёлый вздох без комментариев, но с видом человека, который от неё устал. Вежлив и аккуратен, как всегда. Даже в плед завернул. Трогательно, но наверняка с таким же удовольствием он завернул бы её сейчас в смирительную рубашку.
- И почему мне кажется, что вместо слов про "тарелку" могло быть что-то более грубое и подходящее? - Араши натянула плед на голову и завалилась на правый бок, упираясь на спинку дивана. Она всё ещё чувствовала себя не лучше, чем на приёме у психиатра или психолога. Или любого другого мозгоправа. - Я знаю, эта тема под таким углом никогда раньше не всплывала.
Это всегда как-то аккуратно обходилось стороной. Араши не распространялась слишком сильно, предпочитая концентрироваться на настоящем, которое лучше прошлого во много раз.
Кажется, у них опять игра "Не буду прямо отвечать на вопросы".
- Логика и совокупность факторов, - какие умные слова она помнит на пьяную голову, глядите-ка, - любой здравомыслящий человек давно свинтил бы на лыжах с ускорением.

+1

11

– В таком случае, наши поздравления, мисс Доу – вы выиграли джек-пот, – голос Иссэя звучал негромко, и в нём не было и намёка на пассивную агрессию или недобрую иронию, но, чтобы скрыть вызванную нежеланием Араши слушать и вникать в смысл его слов горечь, он попытался скопировать интонации ведущих телевизионных лотерей. – Вам достался редчайший экземпляр инспектора Института контроля магии, напрочь лишённого логики и здравого смысла.
Иссэй поднялся с дивана и, молча обойдя гостиную вдоль стены, вышел на балкон, чтобы забрать оттуда бутылку с той горючей субстанцией, к которой Араши приложилась так неосмотрительно. Несколько больших глотков прямо из горла, – словно пьёшь живой огонь, - и всё, мосты сожжены, дороги назад больше нет, потому что за руль после этого уже не сядешь. Но именно это ему и было нужно.
Проходя вдоль стены, он переключил освещение в режим ночника, чтобы яркий свет не бил по глазам. Дно бутылки негромко ударилось о стеклянную поверхность журнального столика.
– Что я ещё мог тебе ответить, Араши? – отстранённо спросил Иссэй, сев на спинку дивана так, чтобы видеть перед собой огни за тёмным массивом парка. – Я не знаю таких слов, которые бы передали то, что я в тот момент чувствовал, без искажений. Представь себе момент, когда понимаешь, что то, что раньше казалось фантомной болью, оказывается болью настоящей…
Он замолчал, глядя, как с востока по небу движутся тёмные облака и их край тонет в мареве городской подсветки. Раз за разом повторяя себе, что ему ничего не нужно от людей, что он ни в ком не нуждается и никому не нужен сам, Иссэй думал, что разучился желать тех простых вещей, которые многие считают чем-то естественным: принятия, понимания, заботы и нежности. Но Араши доказала ему, что это не так. Только говорить об этом было всё равно, что свежевать ножом собственную душу.
– Больно, да, но понимаешь, что жив и что сердце – на месте, – Иссэй замолчал, но через мгновение добавил мягче. – Прости, едва ли я смогу объяснить это лучше…

Отредактировано Иссэй Лиен (22-08-2017 16:15:47)

+1

12

Само сочетание "инспектор ИКМ" и "лишённый логики и здравого смысла" довольно горючее и взрывоопасное, не сулящее ничего хорошего. Однако именно эта взрывоопасная смесь сейчас находилась в гостиной, прошлась на балкон и влила в себя определённую долю спирта.
И что делать с таким, как Иссэй выразился, джек-потом? Благотворительность? Нет, Араши достаточно эгоистична для такого.
Молодец, ещё немного и к "джек-поту" добавится псевдо-позолоченная статуэтка за то, что стараниями патологоанатома инспектор доведён до алкоголизма.
- Нет, я понимаю, - отозвалась Араши, вспоминая, из-за чего вообще поздний вечер и начало ночи началось именно так - в обнимку с бутылкой. - От начала и до конца.
Это довольно странное проявление эмпатии - переносить собственные действия по отношению к близкому человеку, вместе с этим словно залезая в его шкуру и пытаться хотя бы предугадать его ощущения к действиям. От того и было тяжело. От того, что Араши знала, что её порывистый поступок оказался намного хуже, чем могло показаться стороннему человеку. А слова Иссэя только подтвердили ту догадку, которая и без того терзала её душу.
- Я не хотела, чтобы всё так на тебе отразилось, - Араши не сразу подобрала слова, а те, что говорила сейчас, тоже не особо нравились. Но какие были. - Чувствую, что ты всегда ждал от меня чего-то подобного. Что же, ты оказался прав в своих предположениях.
Подавшись вперёд, Араши взяла бутылку с журнального столика, забирая её к себе под плед в своё маленькое гнездо между собой и подушкой. Секундное промедление и она повторяет действия Иссэя, но делая только один немаленький глоток.
- От чего-то мне обидно за тебя. За то, что в твоём окружении человек, не заслуживающий твоего доверия. И уж тем более иного обращения, нежели между инспектором и магом-нарушителем.
Было тошно от самой себя. Жаль, что не в буквальном смысле. Можно было-бы проблеваться, немного подождать и полегчало. А душу так же наизнанку не вывернешь, чтобы избавиться от выкручивающего её токсина.
- Забыть бы этот день. Да нельзя. Мне нельзя.

+1

13

– В том-то и дело, что это стало для меня неожиданностью, – дав Араши договорить, заметил Иссэй. – И я не знаю, что бы мы потеряли, если бы ты не вышла на связь. Но ты это сделала.
Промедлив, он добавил, негромко и немного устало.
– Слушая тебя, можно подумать, что я мазохист. Или святой. Или два в одном флаконе. Наверное, мне стоило бы чаще говорить тебе, что ты значишь для меня, потому что ты сама не замечаешь, сколько сделала для меня хорошего.
Тяжело смотреть, когда человек, научивший тебя жить в полную силу, занимается моральными самоистязаниями. Иссэй обернулся к Араши, но лишь для того, чтобы отобрать у неё бутылку и, сделав ещё один глоток, оставить у себя. Ей на сегодня уже хватит, а ему, кажется, маловато будет.

Отредактировано Иссэй Лиен (22-08-2017 17:01:10)

+1

14

Араши плотнее завернулась в плед и прижала подушку к себе. Бутылка, разумеется, осталась у неё.
- Хорошего? Такое чувство, что нервотрёп и боль это именно то, чего тебе не хватало в жизни. Любовь с первой пули, да?
На мазохиста Иссэй не тянул, но быть может Араши так и не разгадала этого человека-головоломку с тёмно-карими глазами. Может где нибудь под кроватью у себя дома у него лежит набор юного мазохиста, включающего в себя плётку и небольшую брошюру со всем "хорошим", что делала или говорила ему Араши за всё время. Бонусом - всё то же, но из будущего.
- Возможно, станет проще, если не будешь прятать боль за мягкой обходительностью.

+1

15

- Араши, не всегда становится легче, если дать человеку прокричаться, - Иссэй сдержанно улыбнулся, но она не могла этого видеть. - Не эффективнее ли просто вколоть ему обезболивающее? Но ладно...
Иссэй не хотел возвращаться к этому и переживать эти чувства вновь. Но если для неё это важно, если ей действительно нужно знать то, что он держал под замком столько лет, не давая этой тягучей раскалённой темноте и шанса выбраться на поверхность, он был готов положить свою душу под её скальпель. Если ей так нужно разобраться в его внутреннем мире, - на этот раз, выражаясь фигурально и без подтекста, как в анекдоте о патологоанатомах. Если это единственный способ снести возникшую между ними стену...
- Отдай бутылку, - Иссэй протянул руку и на этот раз его голос звучал более нервно и требовательно. - Я ещё выпил слишком мало, чтобы говорить о том, насколько я несчастен.

Отредактировано Иссэй Лиен (22-08-2017 17:30:29)

+1

16

Когда Иссэй протянул руку, Араши колебалась с принятием решения. Градус в крови требовал повышения своей концентрации и вообще порождал порывы взять и убежать с бутылкой. Только вряд ли можно было убежать от более трезвого человека, к тому же из квартиры Араши банально не выйдет из-за того, что не сможет справиться с замками. Отдавать холодящую кожу бутылку не хотелось. В ней Араши видела своё спасение. Чтобы не запомнить эту ночь. Она подалась чуть вперёд, касаясь носом ладони Иссэя и борясь с желанием укусить за пальцы. Чтобы у того не было больше желания отобрать её прелесть. Прозрачную, жидкую, с сорока оборотами прелесть. Но последние слова и то, каким тоном они были сказаны... Араши не могла это проигнорировать.
- Ладно, убедил, - она извлекла в полумраке гостиной бутылку из обители, свитого из пледа и подушки, протягивая её Иссэю и едва не роняя, - вот твоё обезболивающее.
В конце концов, утопить свои мысли в бутылке имеет право каждый.

+1

17

–  Минуту, –  вместо «спасибо», бросил в ответ Иссэй, забрав бутылку. Под обезболивающем он имел ввиду совершенно иное, но сейчас годилась и эта горючая субстанция. Правда, глушить её из горла – никакого удовольствия, потому пришлось отправиться на кухню, чтобы плеснуть напиток в небольшой стакан, бросить туда пару кубиков льда, нарезать ломтиками лимон и насыпать на блюдце с его золотистыми дольками соли. Дегустацию Иссэй провёл там же – неплохо, но лучше бы в стакане был виски.
–   Одна просьба, Араши, –  с порога гостиной произнёс он совершенно спокойным будничным тоном, словно сейчас речь должна была пойти о какой-то простой бытовой вещи. – Не жалей меня.
Поставив на журнальный столик всё, что было у него в руках, Иссэй опустился на диван и плеснул в стакан сорокоградусного топлива для откровенности. Конечно, требовать от слушателя определённой реакции было наивно, особенно если сейчас он был под градусом и не владел своими чувствами. И всё же стоило её предупредить.
– Не надо отравлять наши отношения жалостью – я слишком долго убивал в себе всё человеческое, а потом слишком долго ждал того, кто даст мне возможность чувствовать себя живым, – он поднял на неё открытый, пристальный взгляд, в котором смешались просьба и настороженность. – Мне хочется любить тебя. Любить жизнь. А не ощущать себя моральным уродом, достойным одной лишь жалости.

+1

18

Жалость, говорите?
- Никогда не умела жалеть и не стремилась к тому, чтобы обладать таким навыком, - Араши говорила об этом не менее серьёзно. Хоть где-то отсутствие у неё социальных навыков пригодилось и оказалось вполне уместным. - В этом же нет смысла. И ничего хорошего.
Разве человек, испытывающий жалость, ушёл бы работать в морг?
У Араши с этим давние проколы, если их так можно было назвать. Если человек ей жаловался, получалось что-то вроде: "Можно сделать так и так, чтобы исправить. Не хочешь? Ну и еблан слабовольный". На этом начиналось и заканчивалось всё её умение жалеть. Чувство, которое она не могла испытывать. Сочувствовать? Да. Помогать? Тоже да. И поддержка - это она может.
Когда Иссэй сел обратно на диван, Араши уже слегка распутала свой кокон и подушка из её рук упала на пол. Пусть, там её и место. Хотя, будь Адарза в доме, она бы уже заняла место на ней.
- Жалость это унижение и этого ты не заслуживаешь, - Араши развернулась к Иссэю спиной. Но в следующую секунду расположилась спиной на диване, а головой на колене у Иссэя. Если уж ей нужно что-то услышать, то явно не при дистанции, которую потом возможно будет сложно сократить из-за вероятных эмоций и обоюдного неумения. Да и просто ей хотелось это сделать, так что... почему нет? - Я вижу в тебе сильного человека и никогда по другому не было.
Араши плотнее завернулась в плед. У неё не было догадок насчёт того, что она может услышать. Всё, что она сейчас знала, так это то, что хочет быть рядом и постарается искупить свою вину.

Отредактировано Араши Доу (22-08-2017 19:08:34)

+1

19

Её жест немного удивил его, и всё же был приятен.
– Это отрава, наравне с чувством вины, – уточнил Иссэй. По крайней мере, для него дело было не в гордости. – Если человека жалеют, в скором времени он начинает жалеть себя сам – потому что так намного проще: не нужно думать, как преодолеть трудности, не нужно анализировать, почему ты не можешь получить то, что хочешь. Найти виновника или причину своих проблем во вне – гораздо проще, хотя, несомненно, внешние обстоятельства нельзя целиком сбрасывать со счетов…
Он медленно провёл по её щеке кончиками пальцев. Странное чувство – любимая женщина положила голову к нему на колени, а он, вместо того, чтобы сказать ей что-то доброе и нежное, читает ей лекцию по философии.
– Моя история проста и банальна, Араши, как у любого другого нелюбимого ребёнка. До школьных лет для матери я был не более, чем обязанностью, которой она старалась не давать никаких оценок. Но когда она поняла, что у меня есть сознание и ей стало интересно со мной, проявились мои способности к магии, что очень сильно огорчило моего отца: для него, образованного и интеллигентного человека, считающего себя честью и совестью Народа Огня, и всю свою жизнь положившего на то, чтобы искупить вину наших прадедов перед другими нациями, это стало огромным разочарованием и большой проблемой, – Иссэй замолчал, вглядываясь в полумрак гостиной, словно пытаясь разглядеть лицо этого человека, которое возникло в его памяти. Раньше подобные вещи он не рассказывал никому. Запертые наглухо в памяти, они вызывали гнев, стоило лишь потревожить их. Сейчас же, по-видимому, алкоголь, развязавший язык, помогал смотреть на них более отстранённо, словно Иссэй говорил не о себе, словно это было не с ним, а с кем-то другим. И он продолжил таким же спокойным и суховатым тоном. – Но я не виню его – должно быть, он сильно любил меня до того дня, когда я впервые вызвал огонь, потому и не простил такое предательство. А второй раз я обманул его ожидания, когда наотрез отказался идти по его стопам. Мне нравилось делать то, что он находил опасным, тогда он попытался меня сломать – но лишь потому, что кто-то сломал его самого гораздо раньше…
Взяв паузу, Иссэй осторожно потянулся за стаканом, который опустошил одним залпом. Здесь требовалось найти и озвучить логическую связку, чтобы Араши поняла, что именно стоит за этими словами, и сумела уложить их и своё восприятие в одну объёмную картину.
– Как видишь, я очень рано почувствовал, что то, что есть у большинства других нормальных людей с рождения, у меня нет. И не будет, пока я не выполню ряд условий. Но к тому моменту, когда я покинул родительский дом, я уже понял, что планка так высока, что будет лучше признать, что я не отношусь к таким, и вытравить из себя это желание, - склонив голову, Иссэй посмотрел Араши в глаза. – Продолжать, или уже сказано достаточно?

Отредактировано Иссэй Лиен (22-08-2017 20:09:38)

+1

20

Это оказалось слишком неожиданно. Араши не смогла уловить момент, когда из одного всё перелилось в другое. Кажется, всё началось с собственного недоумения и сомнения в разумности того, что он выбрал именно её общество из всего, что ему доступно. С непонимания, откуда такой иррационализм. А Иссэй воспринял её самокопание, как личные вопросы к нему.
А ещё это оказалось странным чувством. Уж кто, а Араши, если бы знала себя со стороны, не сочла бы себя человеком, достойным для того, чтобы открывать душу слишком широко. Это было близко к тому, когда держишь в своих руках разорванную артерию и нужно зашить. И желательно так, чтобы человек дальше мог жить. А из всех инструментов есть только топор.
- Достаточно, - Араши перевела дыхание. Это был не тяжёлый вздох. А такой, как бывает у людей, когда они думают над чем либо. - Но если захочешь что-то сказать - как и всегда, никто не запрещает.
Сейчас, когда прошло столько лет, Араши сложно было относиться к такой истории с большими эмоциями. Для неё это оказалось чем-то вроде просветлением, когда она увидела сами истоки. Но те события происходили давно, а не в настоящем. Не в утопленной в полумраке гостиной, где чувствовался запах лимона и алкоголя и где сидели давно пережившие детство взрослые и где-то огрубевшие люди. Это всё было давно и оказалось фундаментом тому, кем являлся Иссэй сейчас.
- Не думаю, что у меня есть право как-то комментировать твоих родителей. Так что я просто скажу, что теперь понимаю лучше. Тебя и твои решения, выбор. По крайней мере товарищ инспектор видится не таким уж нелогичным и лишённым здравого смысла.
А что ещё она могла сказать или сделать? Кроме того, что сказать честно всё то, что думает. Или почти всё. Но по сути это ничего не меняло. Араши сознательно выбрала и определила свои приоритеты.
- В моём отношении к тебе это ничего не меняет, если хочешь знать. Кроме того, что это помогло увидеть тебя более цельно. Я ценю твою откровенность и знаю, что не так уж и легко это делать, - как было нелегко ей рассказывать о части своего прошлого, стоя в тренировочном зале и зная, что инспектор ИКМ по всем предписанным положениям и законам не должен был дать уйти. - Прости, что заставила вспомнить.
Личный послужной список провалов Араши рос прямо на глазах. Сперва события днём заставили Иссэя ощутить, как он выразился, вместо фантомной боли - настоящую. Потом того же склонить к распитию крепких и неблагородных алкогольных напитков. Теперь ещё и это. Браво, нечего сказать. На бис Араши только не выйдет.

Отредактировано Араши Доу (24-08-2017 03:03:43)

+1

21

– Тебе не за что просить прощения – я бы всё равно не произнёс вслух то, что мне не по силам рассказать, – заметил Иссэй довольно прозрачную для него, но, возможно, не совсем очевидную для неё вещь. – Но, пожалуй, мне действительно нужно кое-что добавить…
Подобрать нужные слова было непросто, однако, никто ему и не обещал, что будет легко. Напротив, Араши не раз говорила о проблемах и последствиях. Так что теперь было поздно бояться и отступать при необходимости объясняться.
– Мне сложно сказать, что именно сделало тебя такой, какая ты есть, и в какие сроки, но мне с тобой легче, чем с большинством людей… женщин на такой короткой дистанции, - обычно Иссэй всегда был готов провести черту, обозначающую личные границы, но, если вдуматься, дистанция, разделявшая их с Араши, сокращалась молниеносно и сама по себе. – Обычно люди ждут, что ты подстроишься под них в мелочах, и так, шаг за шагом, ты теряешь себя по частям, – Иссэй усмехнулся. На самом деле, ситуация сложилась парадоксальная: не жертвуя мелочами, он был готов уступать ей гораздо в большем и прощать очень и очень многое. – Звучит эгоистично, но из-за этого рано или поздно начинаешь чувствовать удушье. А ты всегда оставляешь выбор, – он провёл рукой по её волосам, осторожно расправляя спутанные пряди. – Ты не вынуждаешь меня выбирать – быть свободным или быть счастливым: кажется, для тебя второе невозможно без первого. И если у всего в мире есть своя цена, то за это я готов платить, какая бы она ни была.
Таков был его выбор. И сейчас он не боялся сказать об этом прямо.

Отредактировано Иссэй Лиен (22-08-2017 22:46:14)

+1

22

Спорить особо не с чем. Пусть Араши и не согласна с тем, что просить прощения ей не за что, про то, что рассказывать о чём либо или нет выбор за ним - она это принимала, как очевидное. Всё же, между ними свободное общение, а не гипноз, подписанный законом договор и не тяжёлый груз обязательств с ответственностью. Наверное, это одна из тех вещей, что их объединяла - тяга к свободе в общении с теми, кого считаешь близким человеком для себя.
И хотя Араши ожидала, что Иссэй собирается добавить что-то касающееся прошлого, на деле оно касалось настоящего. Её самой. И это как нельзя лучше объясняло его выбор. Складывало все те кусочки паззла, что до этого у неё были, в одну, по настоящему цельную картину. И это оказалось теплом намного более ценным, чем от алкоголя в крови или от пледа, в который сейчас она была завёрнута. Странно, но сейчас Араши понимала, к чему стремилась и что сама делала - делила такое тепло и ничего от этого не теряла, только приумножала. А разве это плохо?
- Нет ничего ужасного в том, чтобы хотеть чего-то для себя. Особенно свободы, - немного поразмыслив, Араши перевернулась на левый бок, а потом села на диване, подобрав ноги под себя. - И я ценю в тебе то, что ты ценишь свою свободу. Тавтология, но тут без неё никак, - она усмехнулась, глядя на свои руки, а потом подняла взгляд, глядя в глаза Иссэю. - Но ты прав. Свобода и счастье для меня одно целое. И... - тут с подбором слов снова затруднения. Надо больше читать художественной литературы, чтобы уметь выражать более тёплые мысли, нежели "Больной умер от разрыва селезёнки" и озвучивать это тоном прокурора. - И мне было важно узнать, что для тебя это не менее важно.
Довольно иронично, ведь в следующую минуту, после недолгих размышлений, Араши как раз и ограничила свободу Иссэя. В плане передвижений. Как обычно это делает Адарза. Вот только её тут пока не было, иначе за вакантное место пришлось бы побороться. И к ссадинам на лице вероятно добавились бы ещё.
Араши села боком на колени Иссэя и, не дожидаясь от того одобрения или возмущений, обняла за плечи. Распахнув и удерживая руками плед, она словно завернула того в крылья. Человека, который открыл очень важные вещи. И для себя, и для неё. Они оба вряд ли проходили курсы подготовки с тем, как следует правильно выстраивать взаимодействие. Но, кажется, у них неплохо получалось. Где-то гротескно, где-то наоборот. Но потому, что не по шаблону и алгоритму, а от самой души, Араши это ценила больше, чем признавала сама перед собой.
- Ты знаешь, - её голос сейчас звучал настолько серьёзно, словно она собиралась зачитать новый законопроект и никак не меньше, - что являешься самым большим счастьем, которое у меня когда либо было в жизни? Его воплощением? - Араши аккуратно провела пальцами по линии лба, зарываясь следом ими в короткие волосы. - Пусть это будет мой эгоизм, но... я никуда не уйду, пока сам не прогонишь.

Отредактировано Араши Доу (22-08-2017 22:35:47)

+1

23

Он просто обнял её за талию, и, прислонив голову к её плечу, закрыл глаза и улыбнулся. С трудом верилось, что этот разговор, относившийся к самым тяжёлым и сложным, которые Иссэй всегда старался по возможности избегать, зная, как легко всё можно испортить словами, – разговор «о нас», – закончился не ссорой, не обидой, а вот так.
– Если это так, то в мире есть справедливость, – негромко ответил он. – Иначе было бы нечестно – брать счастья больше, чем сможешь отдать.
Можно сколько угодно держаться на одной силе воли, но это будет не жизнь, а выживание. Поэтому Иссэй дорожил каждой минутой, проведённой вместе, и обстоятельства были не так уж и важны. Тренировка, прогулка, помощь по работе или просмотр кинообзоров попеременно с киноклассикой вечерами, и даже какие-то простые бытовые дела вроде совместного приготовления карри или перестановки книг на полках пробуждали в нём жажду жизни, не дающую огню угаснуть. Даже те проблемы, которые им приходилось решать, даже напряжённые минуты недопонимания, когда было достаточно одной искры, чтобы всё вокруг взлетело на воздух – даже это было важно.
– Я верю тебе, Араши, – ответил Иссэй, поднимая на неё взгляд. Так смотрят на давно утраченное и внезапно обретённое сокровище. Так смотрят на землю, появившуюся на горизонте после нескольких недель дальнего плавания. Так смотрят на капли воды, струящиеся по стеклу, когда многодневную летнюю жару сменяет ливень. Даже сейчас, с растрёпанными волосами и ссадиной на щеке, которую всё-таки следовало обработать, Араши казалась ему такой красивой.
И теперь Иссэй верил её словам. Несмотря на то, что она не раз дала ему возможность убедиться в том, что не оставит его, сегодняшнее испытание оказалось серьёзнее прочих. И если бы у него ещё остались бы какие-то сомнения в искренности её слов, он был бы конченным моральным уродом.
– Но теперь, если тебе вдруг понадобится уйти, я не стану тебя держать, зная, что ты вернёшься.
Ждать, считая дни и часы – но не лишать того, что одинаково важно для них обоих.

+1


Вы здесь » Avatar: The New Era » Потерянное и забытое » The mirror inside


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC